KSTN
#путешествие

Невозможное цунами

Впечатления о цунами 2004 года, после того как прочитал историй очевидцев и побывал в тех местах, которые они описывают.
Любопытство

Весной 2017 года я вместе со своей семьей отдыхал на Пхукете на пляже Ката Бич. Когда большая часть экскурсий уже была позади и настал момент курортного безделья, мне захотелось по подробнее узнать о том, какой силы было цунами на Пхукете, которое обрушилось на восточную часть Индийского океана 26 декабря 2004 года.

В Википедии приводится полная информация о причинах и последствиях цунами для жителей Юго-Восточной Азии. Мне же было очень интересно узнать о силе волны именно на Пхукете. Дошла ли волна до нашего отеля Kata Sea Breeze, а если дошла, то до какого этажа поднялась вода и так далее.

Я погрузился в Интернет и нашел две истории. Одна история легла в основу фильма "Невозможное" (о нем чуть ниже), а другая была опубликована в журнале Эсквайр.

Цунами на Пхукете

В журнале были опубликованы воспоминания российский предприниматель Сергея Евтюхина. Он рассказал о событиях того злополучного дня, которые пережила его семья, которая отдыхала в гостинице "Ката-Бич".

"Утром 24 декабря 2004 года мы с женой и пятилетней дочерью прилетели в отпуск в Таиланд, на остров Пхукет. До этого я бывал в Таиланде неоднократно, а вот с семьей выбрался только во второй раз.

В первый день из-за смены часовых поясов мы проспали завтрак, но 26 числа заставили себя встать вовремя. По чисто русской привычке я даже сходил пораньше на пляж, чтобы занять удобные лежаки, — оставил там сумку и полотенца. Во время завтрака, около 10 часов, мы услышали с пляжа какие-то взволнованные крики. Мы с дочерью решили сходить и посмотреть, что там происходит. Мало ли, может, акула подплыла.

Наш отель, «Ката-Бич», располагался на первой линии. От пляжа к нему поднимался двухметровый пандус, и мы увидели, что море подошло так близко, что все пляжные лежаки находятся в воде, а какие-то вещи плавали на поверхности. Я расстроился, ведь у нас там была сумка, полотенца. Какие-то немецкие бабушки, которые, как водится, просыпались раньше всех и раньше всех выходили на пляж, подплывали к этому пандусу, и народ их вытаскивал.

Потом вода стала убывать прямо на глазах и отступила довольно далеко — метров на 50-70. Обнажилась даже часть морского дна. «Странная ситуация, — подумал я, — пойду-ка схожу в номер за видеокамерой; все это надо снять». Никакой паники не было, первая волна накатила спокойно и отошла. Не было ни удара, ни чего-то другого в этом роде.

Я сходил в отель, взял видео­камеру; заняло это минут пять. И вот я начинаю все это снимать, моя дочь и двое детей наших друзей стоят неподалеку. Вдруг вижу в объектив видеокамеры, что одна из рыболовецких шхун, которая стояла на якоре у пирса, поднялась и несется в сторону берега. Но не прямо на нас несется, а левее — туда, где был ресторан. Первое, что я подумал: «Она же сейчас шарахнет в ресторан, одурел он что ли?» Не было ни ветерка, никакого колебания, абсолютное спокойствие, но тогда я еще не придавал этому значения. Только спустя несколько секунд осознал, что именно эту шхуну с такой силой несет на берег. Опускаю видеокамеру и вижу: в океане поднимается огромная волна.

Я крикнул детям: «Бегите!» — и они побежали. Скорость волны была катастрофическая. Спасло меня, наверное, то, что я спортсмен. Я понимал, что сейчас меня ударит, и в этот момент просто сгруппировался. Сложил руки и ноги, чтобы ничего не повредить, а потом, когда меня ударило и понесло волной, стал выгребать.

Потом я почувствовал ногами что-то твердое и понял, что это крыша одного из зданий отеля. Чуть присел, оттолкнулся от нее ногами, и волна, отходя в океан, спустила меня на землю.

Страшно стало, когда я снова оказался внизу. Все эти пальмы, лежаки, стулья, столы — полный хаос вокруг. Вода начала откатываться таким мощным потоком и тащила в океан все подряд.

Вокруг кричал народ. Первый инстинкт — найти ребенка. Вода тащит тебя к океану вместе со всякими предметами: какие-то лодки, мотороллеры. У меня еще видеокамера в руке болтается, а я пытаюсь в этой реке найти и поймать дочь, чтобы ее не унесло в океан. Я же не видел, куда она делась, когда меня накрыло волной. Эти 10-15 минут было по-настоящему трудно пережить. И когда я услышал крик жены — с третьего этажа отеля, — что все в порядке, что дочь наверху, — это было настоящее счастье.

Потом уже мне рассказали, что все, кто бежал к отелю, хватали детей и несли наверх. Мою дочь подхватил какой-то темнокожий мужчина.

Я не получил серьезных травм: разбил колено, немного повредил ногу, когда падал и кувыркался в воде со всем этим мусором. Из нашего отеля пропали без вести две шведки. Они поехали на утреннюю экскурсию, и их лодка пропала. Наш отель пострадал не очень сильно — спас пандус, который немного загасил волну. А вот от отеля, который стоял метрах в трехстах от нас, вообще ничего не осталось. Только бетонный каркас и, самое смешное, унитаз, который был прочно укреплен в бетоне.

Многие отели были разбиты, больницы переполнены ранеными, поэтому людей, которые остались без крова, денег, документов, привозили в большие торговые центры. Первую ночь мы боялись, ждали повторения удара и тоже ушли в глубину острова, ночевали в торговом центре, где нам выдали кровать.

Но после первой ночи мы вернулись в отель. Там уже все работало, было электричество, навели чистоту, вставили разбитые стекла. 28 декабря мы уже загорали на том же самом пляже. Трупы, слава богу, не выплывали, а вот предметов в море плавало много. Находили сумки и документы; доставали и складывали на пляже, а потом полиция все забирала. Нас эвакуировало МЧС 31 декабря."

После прочтения рассказа Сергея я каждый раз смотрел на пандус гостиницы и пытался представить примерную высоту волны, ее силу и хаос, который она породила на острове. Картинка в моем воображении вызывала волну мурашек по коже, но не более. И слава Богу.
На фото вид гостиницы "Ката-Бич" с пляжа. Наглядно видно расстояние от моря до пандуса, про который рассказывает в своих воспоминания Сергей.
Цунами в Као-Лак

Когда я искал истории про цунами, то мне сразу попался фильм "Невозможное". В нем описана другая реальная история спасения людей. Все это происходило в тоже время в 100 километрах на север от Пхукета в городке Као-Лак.

В основе фильма история испанского врача Марии Белон. Она вместе с мужем Энрике Альварес и троими сыновьями Лукас (10 лет), Томас (8 лет) и Саймон (5 лет) отдыхала в городке Као-Лак.

В момент удара стихии Мария лежала на шезлонге у бассейна, где купались ее муж и трое детей. Когда волна понесла ее за собой вглубь материка, Мария схватилась дерево. Некоторое время она держалась за него, но когда услышала крик своего младшего сына, то отпустила бревно и поплыла к нему.

Мария не успела добраться до сына, когда пришла вторая большая волна цунами и понесла ее сквозь множество обломков навстречу с Лукасом. В это время она получила повреждение правой ноги.

Мария успела добраться до сына, когда почувствовала, как ее покидают силы. Из-за сильного шокового состояния она только в этот момент смогла заметить, что у нее глубокая рваная рана на ноге, из которой текла кровь.

Она сделала жгут из пальмовых листьев, поскольку это был единственный стерильный материал. Все вокруг было в страшной грязи. Когда вода стала уходить к морю, Мария и Лукас пошли вглубь материка в поисках помощи и безопасного ночлега.

Из-за сильной боли Мария начала сильно хромать. 10 летний сын фактически стал помогать ей идти. К вечеру Лукас нашел дерево, на которое они смогли взобраться, чтобы обезопасить себя от других волн. Мария надеялась за ночь набраться сил для дальнейшего пути. Просидев пару часов на дереве, их заметили местные жители, которые пришли из соседней деревни в поисках выживших.

Мария через несколько часов в бессознательном состоянии была доставлена в больницу. С ней рядом оставался Лукас. Врачи принялись бороться за ее жизнь и спасать от заражения крови. Пока она была без сознания, Лукас смог найти своих братьев и отца, которые по случайности оказались в той же больнице. Их здоровью ничего не угрожало. Так семья объединилась.

Как только состояние Марии стало достаточно стабильным, ее вместе с семьей перевели в больницу Сингапура, где она получила дополнительное лечение и, наконец, смогла вернуться домой в Испанию.

Фильм и дальнейшая судьба

После того, как Мария Белон рассказала свою историю, режиссеры захотели ее экранизировать. Белон была зачислена в актерский состав фильма «Невозможное» и в течении 25 недель принимала участие в съемках. Они проходили в нескольких странах, но в том числе и в Као-Лак.

Мария настояла на том, чтобы ее роль сыграла Наоми Уоттс. Наоми была ее любимой актрисой после фильма «21 грамм». Мария провела вместе с ней несколько дней в Тайланде, чтобы помочь подготовиться к роли. После она работала напрямую со сценаристом фильма Серхио Г. Санчесом, чтобы ее история была пересказана максимально точно.

После выхода фильма Мария Белон появилась во многих телевизионных шоу и документальных фильмах, посвященных цунами 2004 года. Она открыто говорила о том, что ее история выживания не единственная, и что она одна из многих, кто пострадал и выжил:

- "Выжить в цунами было невероятным подарком. За это я люблю жизнь. Нет никакой разницы между мной - испанской женщиной по имени Мария, и тысячами мам, которые остались в море. Я не заслуживаю того, чтобы жить, но судьба несправедлива, поэтому я с вами. Я чувствую боль и сострадание ко всем, кто не вернулся домой и потерял любимых."

В настоящее время Мария Белон является экспертом по мотивации и путешествует по всему миру в качестве защитника жертв цунами. Она рассказывает о том, как ей удалось пережить стресс и два года восстановления после случившегося. Она поддерживает и помогает пострадавшим заново полюбить жизнь.
Фильм и дальнейшая судьба

После того, как Мария Белон рассказала свою историю, режиссеры захотели ее экранизировать. Белон была зачислена в актерский состав фильма «Невозможное» и в течении 25 недель принимала участие в съемках. Они проходили в нескольких странах, но в том числе и в Као-Лак.

Мария настояла на том, чтобы ее роль сыграла Наоми Уоттс. Наоми была ее любимой актрисой после фильма «21 грамм». Мария провела вместе с ней несколько дней в Тайланде, чтобы помочь подготовиться к роли. После она работала напрямую со сценаристом фильма Серхио Г. Санчесом, чтобы ее история была пересказана максимально точно.

После выхода фильма Мария Белон появилась во многих телевизионных шоу и документальных фильмах, посвященных цунами 2004 года. Она открыто говорила о том, что ее история выживания не единственная, и что она одна из многих, кто пострадал и выжил:

- "Выжить в цунами было невероятным подарком. За это я люблю жизнь. Нет никакой разницы между мной - испанской женщиной по имени Мария, и тысячами мам, которые остались в море. Я не заслуживаю того, чтобы жить, но судьба несправедлива, поэтому я с вами. Я чувствую боль и сострадание ко всем, кто не вернулся домой и потерял любимых."

В настоящее время Мария Белон является экспертом по мотивации и путешествует по всему миру в качестве защитника жертв цунами. Она рассказывает о том, как ей удалось пережить стресс и два года восстановления после случившегося. Она поддерживает и помогает пострадавшим заново полюбить жизнь.
Послесловие

Лично для меня фильм оставил очень сильные впечатления. Если у вас есть маленькие дети, то посмотреть фильм без замирания сердца скорее всего не получится. Я посмотрел фильм уже после возвращения с Пхукета. Там не смог.

Некоторые мои знакомые рассказывали, что спокойно смотрели фильм "Невозможное" во время отдыха в юго-восточной Азии. Мне кажется, что они лукавят, или на самом деле являются бесстрашными людьми с крепкими нервами. Как после просмотра можно купаться в море и не смотреть каждые 5 минут на сигнальные вышки на берегу - для меня остается загадкой.

Я желаю вам никогда не сталкиваться с подобными природными катаклизмами в реальности, но всегда помнить о том, что даже невозможное - возможно!
Другие отчеты о путешествиях:
Made on
Tilda