KSTN

Мостик с детством

Когда кто-то рассказывает про самые опасные ситуации в жизни, то это вызывает у меня повышенный интерес. Мне всегда интересно узнать, как рассказчик избежал опасной ситуации, чтобы поставить себя на его место и сравнить, как поступил бы я. Этот позволяет мне протестировать свою "систему" самосохранения и добавить в копилку знаний еще один проверенный вариант выхода из сложной ситуации.

Истории про встречи с опасными хищниками меня цепляют особо. Это связано с тем, что мой дом расположен в 25 километрах от Хехцира, откуда в город приходят медведи и иногда просто заходят в магазины. Поэтому знать, как себя повести при встрече с хозяевами тайги в турпоходе или на рыбалке, для меня очень важно. Из всех услышанных случаев встречи с диким хищником мне особенно запомнились 2 истории. Их рассказал удэгеец-охотник, к которому мы приехали на рыбалку в июне 2016 года.

Аркадий

Нас в машине было трое. Мы плелись 3 часа по лесной дороге, прежде чем перед нами возникло национальное удэгейское село, в котором нас ждал Аркадий. Из нас никто не был лично с ним знаком. Сотовая связь в деревне не работала, поэтому нам предстояло найти человека в маленькой деревне, зная только его имя.

Нам повезло и мальчишки на въезде сразу объяснили где нам искать Аркадия. Когда мы подъехали и посигналили, то на крыльцо дома вышел невысокий коренастый мужичок в камуфляжных штанах и красной клетчатой рубашке. По его лицу было сложно понять, сколько ему лет. Когда он улыбнулся, то его глаза прятались между бровями и скулами. Впрочем, как у всех восточных людей.

Аркадий вышел поприветствовать нас и к нему тут же подбежала лайка. Он потрепал ее за ухом и подошел к нашей машине. Мы вышли поприветствовать хозяина и размяться после долгой и тяжелой дороги. После короткого знакомства Аркадий рассказал программу предстоящего отдыха и попросил выгружать вещи сразу в лодку. Буквально в 30 метрах от его дома к дереву была привязана плоскодонка, в которую мы быстро выгрузили наш шмурдяк и в приятном расположении духа ожидали два дня рыбалки.

Мы погрузились в лодку и Аркадий медленно повез нас по небольшой речушке через всю деревню, а затем вывел лодку в основное русло реки Хор. Нам предстояло в этот день добраться до зимовья Аркадия, которое было расположено в 20 километрах выше по течению.

По дороге к зимовью мы останавливались на небольших протоках и сливах, чтобы вдоволь погонять хариуса и побороться с крупным ленком. На реке стоял опьяняющий аромат цветущего жасмина и других таежных растений. К вечеру, под моросящий дождик мы сильно продрогшие прибыли в назначенное место.

Зимовье стояло на берегу небольшого ручья. Мы быстро затопили баню, перенесли вещи в сухое зимовье, почистили рыбу и постепенно стали готовиться к душевному вечеру в таежной глуши. Когда все попарились в бане и уставшие сели за стол, то Аркадий подал жаренных хариусов. Мы принялись обсуждать события прожитого дня и наслаждаться вкусной рыбой. За окном к этому времени уже стало темно.

Лихие девяностые

Когда с ужином было покончено мы разместились на лавках и под мерцание свечи начали разговоры про жизнь. Поскольку, мы с товарищами хорошо знали друг друга, то нас больше всего интересовала жизнь Аркадия. Удэгеец сидел у двери, курил и отвечал на наши вопросы.

Он рассказал, что в деревне жили его прадеды и деды, о которых ему рассказывали родственники. Теперь и он тоже живет со своей женой и 2 маленькими детьми в новом доме. Его он построил благодаря успешной охоте на пушного зверя и за счет рыбаков и охотников, которых принимает у себя круглый год. Он сопровождает их по своим охотничьим угодьям и получает за это неплохие по деревенским меркам деньги.

Аркадий нехотя отвечал на вопросы, которые касались его молодости. На это время пришелся распад СССР и упадок жизни всех коренных народов Дальнего Востока. В начале 90ых "предприниматели" из города стали продавать в его деревне этиловый спирт и спаивать удэгейцев. Коренные жители меняли на "паленку" шкурки пушного зверя, красную икру и прочие богатства тайги. Самые отчаявшиеся меняли на "поллитру" охотничьи ружья.

Зависимость удэгейцев от алкоголя Аркадий объяснил просто. В пищеварительной системе коренных народов Приамурья нет фермента, который способен активно переваривать алкоголь. Из-за этого, каждый удэгеец или нанаец, после двух стопок водки быстро опьянеет, а на утро сильно страдает от похмелья.

В середине 90-ых годов большая половина его села сильно зависела от ежедневной дозы спирта. Аркадия эта участь тоже не миновала. На одной из пьяных разборок он схватился за ружье и выстрелил в обидчика из соседней деревни. Собутыльник умер на месте, а Аркадий на 7 лет отправился в тюрьму. После отсидки Аркадий вернулся в родную деревню, завязал с алкоголем и занялся охотничьим промыслом...

Когда речь зашла про охоту, кто-то из моих товарищей спросил Аркадия, видел ли он тигра в тайге. Удэгеец ответил, что видел тигра очень близко два раза. После этого он сделал паузу и налил себе кружку чая. Пока он это делал, мы заняли поудобнее позы, поскольку поняли, что нас ждет интересная история. Свеча на столе предательски мерцала и выдавала наше волнение от ожидания, но охотник сделал пару глотков чая и начал свой рассказ.

Зима

Я тогда только второй год ставил петли на соболя - начал Аркадий. На дворе была середина декабря и снега уже выпало почти по колено. Я двигался по путикам и проверял ловушки. Вокруг путиков виднелись следы тигра, но они были старые, однако я все равно держал ружье наготове.

Когда я подходил к очередной ловушке, то увидел в ней замерзшего соболя. Я снял ружье с плеча, опер его о дерево, снял рюкзак и присел на колено, чтобы вытащить зверька из ловушки. Я почти уже все закончил и хотел положить добычу в рюкзак, когда в 3 метрах перед собой увидел кошку. Тигр лежал на снегу, смотрел на меня и кончиком хвоста бил по верхушке сугроба.

Первая мысль, которая пришла в голову - до ружья дотянуться не успею и он запросто меня задавит. Поэтому я решил действовать так, как учили бывалые охотники. Я начал разговаривать с тигром.

Сначала мой голос дрожал и я его не узнавал, но потом стал говорить более уверенно и спокойно. Я говорил тигру... мол, ты хозяин тайги... это твои угодья и мои… я тебе мешать не хочу… я просто возьму соболя и пойду дальше своей дорогой...

Я не помню сколько я с ним разговаривал. Тут тигр неожиданно поднялся, потянулся и пошел в сторону распадка, откуда и пришел. Когда кошка немного отошла, я потянулся за ружьем и замерзшими руками попытался быстро направить прицел в сторону зверя, на случай, если тот вернется и прыгнет на меня. Пока я вскидывал ружье, тигр уже отошел на приличное расстояние.

Я еще немного подождал и выдохнул. Мне уже ничего не угрожало. Я согрел руки, собрал свой скарб и пошел к следующей ловушке в противоположную сторону от зверя. В тот день я не опускал палец с пускового крючка до самого зимовья.

Когда удэгеец закончил, мы переглянулись и почувствовали, что своим вопросом про тигра задели охотника за живое. Аркадий будто снова пережил один из самых тревожных моментов своей жизни и выглядел очень взволнованным. Он сделал еще пару глотков чая и закурил. Мы перевели разговор в другое русло, но через пару минут Аркадий продолжил.

Лето


Второй раз я видел тигра во время экспедиции с японцами. В начале 2000-ых они часто приезжали в нашу деревню, чтобы снять фильма об уссурийском тигре. Для этого они получали гранты и приезжали к нам с кинооборудованием, резиновыми лодками, моторами и прочей техникой. При возвращении в Японию они все оборудование, кроме киношного, оставляли нам. Мы его делили между собой и долго еще ездили на японских лодках и рыбачили на японские снасти.

В то лето меня попросил охотовед стать сопровождающим группы для очередной делегации из Японии. Я согласился и пообещал показать следы пребывания тигра в тайге. За несколько дней я привел группу в те места, где тигр водился всегда.

Мы поселились в небольшом зимовье, а уже на следующее утро я нашел свежие следы кошки в нескольких километрах от зимовья. Я позвал за собой съемочную группу и мы пошли по тропе в глубь леса. Через пол часа мы вышли на поляну, на которой были видны следы борьбы.

Оператор включил камеру и я начал объяснять японцам, что мы находимся на месте, где тигр добыл кабана. Трава вокруг нас была примята и на ней местами виднелись следы крови. Тушка кабана была присыпана рядом, поэтому я попросил японцев ничего не трогать и быть предельно осторожными. Кошка могла быть рядом.

Пока японцы снимали все это, я и охотовед держали ружья наготове. Минут через 30 мы пошли обратно в зимовье. Первым в группе шел охотовед, за ним оператор, переводчик, режиссер и я был замыкающим. Мы прошли пол пути, когда из травы на тропу навстречу нам выпрыгнула кошка.

Огромный тигр преградил нам путь, громко зарычал и оскалил свои клыки. Охотовед упал на колени и уронил ружье. Остальные участники группы остались стоять на своих местах как вкопанные. Я тоже стоял на месте, медленно направляя ствол ружья в сторону тигра.

В этот момент в лесу настала гробовая тишина. Даже птицы смолкли. Тигр был очень возбужденный, шерсть на холке стояла дыбом и было очень страшно. Мы его изрядно раздразнили, нарушив его трапезу. Он внимательно осмотрел нас всех, секунд через 10 еще раз громко прорычал и после этого резко ушел в траву.

Японцы остались стоять на своих места, а я потихоньку подошел к охотоведу и попытался помочь ему подняться. Он был в сознании, но не мог встать на ноги. От пережитого страха у него отнялись ноги. Мы с оператором взяли его под руки и потащили в зимовье. Остальные участники группы шли за нами и оглядывались по сторонам.

В охотничьей избушке мы решили переждать пару дней, чтобы самим успокоиться и дать возможность тигру завершить трапезу и уйти по своим делам восвояси. Иностранцы эти дни почти не выходили за дверь и волновались по поводу возвращения домой. Я поил их успокаивающим чаем из таежных трав и ждал, пока охотовед придет в себя. На третий день он начал вставать с кровати и самостоятельно ходить.

Возвращались домой мы в приподнятом настроении. Оказалось, что в момент появления тигра у оператора сработал рефлекс и он на автомате включил камеру. В объектив попал живой тигр в дикой природе. Это было большой удачей для японских киношников. Они тогда мне долларами заплатили за работу и оставили много одежды и снастей. Я тогда тоже сильно радовался, что наша встреча с Амбой закончилась хорошо.

Впечатления

Аркадий закончил повествование, допил чай и предложил всем ложиться спать. Обсуждать встречу со смертью посреди ночи в глухой тайге была не самая приятная перспектива, поэтому мы без лишних уговоров легли по своим местам.

Я был под большим впечатлением от услышанных историй и не мог долго уснуть. Перед глазами возникали кадры встречи удэгейца с тигром, испуг охотоведа и радость японцев. Я не мог представить, как на месте Аркадия повел бы себя и под капающий по крыше дождь успокоился и забылся.

На следующий день мы возвращались из зимовья к дому Аркадия. Весь день мы шли по реке и наслаждались живописными местами дальневосточной тайги. Про тигра вслух больше никто не говорил, но каждый из нас думал о нем и внимательно вглядывался в заросли травы у берега. В надежде увидеть хозяина тайги на безопасном расстояний, сидя в лодке. Но этому не суждено было сбыться.

P.S. Если вам интересны другие случаи встречи с дикими животными и их фотографии на фото-ловушки, то о них в своем инстаграме интересно рассказывает мой школьный товарищ Костя Митрошин. Если вы увлекаетесь охотой, то Костя может вам ее организовать.

17 сентября 2020 года
Вам понравилась заметка?
Другие истории из жизни:
Made on
Tilda